Пассажир

Автор
Оцените материал
(0 голосов)
passazhir passazhir

Я открыла дверь машины и плюхнулась на переднее сиденье. Не глядя протянула бумажный стаканчик с ароматным кофе мужу и хотела немного погрузиться в свои мысли.

– Подбросим пассажира? – холодно спросил Андрей.

Я обернулась. На заднем сиденье расположился крупный дедуля лет 70 на вид с объемной сумкой.

– Вы уж простите, я уже час пытаюсь поймать попутку, но никто не останавливается. Мне до города не надо, мне бы только до станции. Автобусы не ходят еще. Не сезон, – ответит старик.

– Да, без проблем, – сказала я.

Вы самая красивая пара

Станция была в 4 километрах, поэтому доехали мы достаточно быстро. Муж помог нашему попутчику выйти из машины и достать его невероятных размеров сумку.

– Вы не замерзнете, пока электричку ждать будете? – поинтересовалась я.

– Нет, милая, не замерзну, через 20 минут придет уже. Спасибо вам, вы такая красивая пара! Просто прекрасно вместе смотритесь. И так подходите друг другу! Вы меня сейчас очень выручили, спасибо. Не буду вас больше задерживать, откланиваюсь. Счастья вам и всего самого хорошего, держитесь друг друга и всегда так выручайте людей, как меня сегодня.

Эта речь случайного попутчика немного передернула, наверное, нас обоих. Мы попрощались с дедом, пожелали ему удачи и сели в машину. Наш путь лежал в город. Да и, кажется, мы прекрасно успевали: до закрытия ЗАГСа еще больше двух часов.

Душные ЗАГСы я не любила никогда. Ведь именно здесь дамы бальзаковского возраста с натянутой улыбкой ежедневно расписывают десятки, а то и сотни влюбленных. На деле – это просто театр. Времени на одну парочку выделяют 10-15 минут, а когда вы ставите свою личную закорючку в непонятных бумажках, за дверью уже галдят и пыхтят гости другой будущей семьи, как бы намекая, что вам пора и честь знать. Наверное, поэтому мы в свое время просто расписались, а потом скорее побежали на постановочную церемонию, где все было только для нас.

Сегодня очереди в ЗАГСе не было. Мы спокойно прошли и написали заявление на развод. Через месяц нашей семьи уже не будет.

В пустоте своей квартиры

Я закрыла дверь на ночной замок и, не раздеваясь, упала на кровать. Андрей уехал на съемную квартиру, а я осталась в нашей с ним. Наедине с пустотой. И какой-то щемящей тишиной. Совсем недавно тут было громко, шумно и весело. Совсем недавно здесь было море радости и смеха. Даже соседи постоянно стучали в стенку, но тайком просто завидовали нам. А сейчас не осталось уже ничего.

В принципе, решение о разводе было совместно нами принято. Просто в какой-то момент я и он, мы оба поняли, что так жить нельзя. Он пытался прятать меня от своей матери, чтобы она в очередной раз не могла найти повод для придирки ко мне. А я? А мне не хватало мудрости, чтобы молчать.

Да и должна ли я молчать? Эта женщина оскорбительно отзывалась о моих родных, постоянно попрекала меня за внешний вид, называла неряхой, когда в моей квартире была стерильная чистота. Она даже советовала мне обрезать волосы, которые я растила 5 лет до пояса. Просто потому, что такие «котлы» мешают мне готовить. Ах да, готовить я тоже не умею совершенно, это даже не обсуждалось.

В ее доме для меня не было места за столом: куда бы я ни села, она всегда требовала освободить этот стул и пересесть на другой. Я не имела права голоса, я должна была просто сидеть молча и улыбаться. Ну и не забыть похвалить ее еду перед уходом.

В какой-то момент я не выдержала. А выдержали бы вы, если бы вас постоянно утыкали прозрачностью колготок, глубиной декольте на блузке, застегнутой почти до ушей, и длиной юбки, которая была до колен. Я сорвалась. Высказала ей все, что думаю, сказала, что больше никогда не появлюсь на пороге ее дома и ушла, хлопнув дверью.

Андрей пытался хоть как-то найти компромисс, но он, наверное, был невозможен. Моя свекровь была из тех слегка сумасшедших мамаш, которые готовы опекать сына до конца своих дней. Такие мамы растят ребенка все равно что для себя. Может, у них не было идеального мужчины, который бы переключил на себя их внимание? Сложно сказать. Но сам факт то, что именно эти мамаши, словно ястребы, налетают на любую женщину, появившуюся в жизни их кровинушки, и готовы насмерть ее заклевать. 

Откуда столько злости? Я всегда считала, что любовь матери и детей должна творить чудеса: старшая родственница мудрее, она не может не порадоваться, если ее ребенок счастлив. Но этим женщинам не понять: их разъедает страшнейшая ревность, а собственнические чувства не дают отпустить чадо в большую жизнь.

Страдают все: сын, его пассия и сама ревнивая свекровь. Первому приходится разрываться между двумя любимыми женщинами. Второй – постоянно принимать на себя ушаты грязи. Ну а третья просто сходит с ума от бессилия и злости, пытаясь всеми силами «открыть глаза» своему сыночке, чтобы тот понял, с кем связался.

Мне не спалось. В списке друзей в социальной сети я обнаружила, что моя лучшая подруга онлайн. Позвонила ей:

– Давай напьемся?

– Даже так? – удивилась она. – Ну хорошо, сейчас возьму такси и приеду.

Алинка правду говорила

Голова раскалывалась ужасно. Такое чувство, как будто я проснулась не на подушке, а на какой-то доске, утыканной гвоздями. А с кухни шел бодрящий аромат только что сваренного кофе. Я нашла в себе силы, чтобы встать с кровати и медленно побрела за приятный запах.

– О, проснулась! – радостно вскрикнула Алина.

– Да. Ты нальешь мне кофе?

– Тебе? Нет! Вот держи, это поможет, – заключила она и протянула мне бокал с шампанским.  

Заметив мой удивленный взгляд она ответила:

– Бери, бери, лучше станет. Пива нет, да и мы – девочки, поэтому у нас и напитки соответствующие.

Я взяла и залпом осушила бокал, немного покрутив в руке.

– Что я тебе вчера наговорила? – с ужасом спросила я.

– Ничего. Весь вечер молчала, как рыба. Впервые тебя такой увидела, – ответила Алина

Я всегда обожала ее за невозмутимость. Она в любой ситуации умела сохранять трезвый ум и талантливо делать вид, что ничего не произошло. А ведь я наговорила вчера, наверное, столько, что сегодня даже перед самой близкой подругой было немного стыдно.

Только отрывками помню, как рассказывала, что Андрей – мужчина видный, скоро у него появится другая, ведь такие, как он, не скучают долго в одиночестве. А я так и останусь здесь сидеть, потому что не смогла выдержать его мать. А потом я что-то много неприятного говорила о его матери. Очень много. Но совершенно не помню, что именно.

А Алина просто сказала, что нет у него никого и не будет. Любовь – это не повод для отношений, но не в нашем случае. Она считала, что мы не сможем окончательно расстаться, даже несмотря на то, что в нашей паре постоянно мелькала злостная родственница. Но я, конечно же, не поверила.

Я приехал за вещами

Прошла неделя, как мы с Андреем подали заявление на развод. За это время у меня не было истерик, ежедневных слез. Я даже не глодала себя, оставаясь в одиночестве. Была только какая-то пустота, ощущение, что у тебя изнутри что-то вынули, а оставшуюся дыру так ничем и не заполнили. Мне казалось, что я, наверное, просто не осознала до конца то, что произошло.

Андрей позвонил днем и сказал, что хочет приехать и забрать некоторые вещи, так как они ему нужны. Я же достала с верхней полки чемодан, купленный нами когда-то в Испании, и аккуратно сложила всю его оставшуюся одежду.

Он приехал около семи вечера, на улице начинало темнеть. Я открыла дверь и подкатила к ней объемный чемодан на колесах.

– Подожди, – сказал Андрей. – Ты поесть не хочешь?

– Ну да, можно.

– Может, шаурму? Помнишь, как раньше? В той кафешке у метро.

Конечно, я помнила ту шаурму. Это было так давно. В тот день мы бежали до метро с сеанса в кинотеатре, но так и не успели попасть в подземку. Денег на такси не было, но стояла такая волшебная летняя ночь, что можно было и погулять до утра. А у метро было небольшое кафе. Нашей мелочи хватило только на одну единственную шаурму, которую мы, сидя на теплой траве в небольшом скверике рядом со станцией, жадно ели. И целовались. Бесконечно целовались…

Наверное, тот простой момент так нам запомнился, что именно рядом с этим метро мы когда-то и купили квартиру. Чтобы та шаурма и тот скверик всегда были рядом.

Но сейчас была весна. Мокрая, ветреная, с тающим снегом, который превратился в кашу, смешавшись с оставленной после зимы грязью. Сквер сейчас, наверное, серый и пустынный, зато в кафе всегда тепло и уютно. 

В этот раз мы взяли две шаурмы. Родной чемодан стоял рядом с нашим столиком и как-то слишком больно бил своим видом по глазам. Да, это навсегда. Не знаю почему, но в какой-то момент я даже начала вспоминать, не осталось ли что-то из вещей Андрея дома. Но быстро успокоилась, поняв, что все его полки были уже пустыми. 

Мы поужинали и разошлись по домам. В следующий раз я увиделась с Андреем только в день развода.

Развод или конец?

После развода я целиком ушла в работу. В таких ситуациях труд и постоянная занятость не дают остаться наедине с мыслями, потому что сделать нужно очень много. Я хваталась за любые задания, постоянно задерживалась, но мне безумно нравилось это. Чувство собственной нужности и незаменимости меня не покидало. Девчонки еще за полчаса до конца рабочего дня начинают освежать макияж, и так уговаривают меня взять частичку их работы. А мне спешить некуда. Зато они всегда благодарят и приносят разные вкусности для меня.

Дома делать было нечего. Заводить какие-то романы я не хотела, время для них еще точно не пришло. К тому же теперь я панически боялась мам всех мужчин без исключения. А пережить еще раз ужас под названием «свекровь» в мои планы явно не входило. Но свекровь, теперь уже бывшая, все же дала о себе знать. В один из вечеров она мне позвонила:

– Может, ты пообщаешься с Андреем. Он после тебя не собирается заводить отношения… – сказала она.

– Это не мое дело, – ответила я и повесила трубку.

Уже когда я вернулась домой, в дверь позвонили. На пороге стоял Андрей:

– Впустишь? – скромно спросил он.

Я молча отошла, давая ему возможность пройти. Он смотрел на меня таким странным взглядом, что в какой-то момент даже показалось, что он сейчас кинется мне на шею.

Но он робко приоткрыл темный пакет, в котором лежал скромный ужин. 

– Давай покушаем? – предложил он.

– Ага.

Мы сели на диван и начали есть. Доели и не заметили, как на полу оказалась вся одежда. Андрей взял меня за руку и придвинул к себе. Я думала, что мы разнесем всю квартиру: мы не могли отлипнуть друг от друга ни на диване, ни на кресле, ни в ванной, ни даже на кухне. Так хорошо нам не было даже в самом начале отношений... Даже в медовый месяц. Да вообще никогда.

Когда мы, уже изможденные, лежали на кровати, Андрей вдруг внезапно заметил:

– Мне кажется, случайности не случайны.

– Ты о чем?

– Ну помнишь того старика, пассажира, которого мы подвозили до станции в день, когда поехали подавать на развод? Его слова... Я до сих пор их помню.

И я помню. Они как-то странно звенят в моей голове все это время. Может, я этого не ощущала или не хотела чувствовать, но я понимала, что мы, скорее всего, что-то сделали не так. Жизнь – странная штука. Она толкает нас на ошибки, но всегда дает шанс все исправить. Почему этот старик появился именно тогда, когда мы решили, что пора поставить точку? Почему он начал говорить, какая мы хорошая пара, совершенно нас не зная? Мы же просто довезли его до станции. Это трудно понять. Но нам был как будто дан знак, а мы его не услышали.

Всегда можно все вернуть назад. Я понимала, что мы оба любим друг друга, нам будет хорошо вдвоем. Но свекровь? Мать Андрея вряд ли растает от радости, увидев, что мы снова вместе. А муж… В смысле, уже бывший муж, как будто прочитал по глазам мои сомнения:

– Собирайся, поехали.

– Куда?

– К матери. К моей матери.

Тот вечер был самым длинным и насыщенным в моей жизни. Мы долго разговаривали со свекровью, обнялись, даже плакали. Оказывается, по телефону она совсем не хотела мне нагрубить, наоборот, хотела, чтобы мы встретились и обо всем поговорили. Она поняла, что мы не можем друг без друга, что мы должны быть вместе.

Я не уверена, что наш с ней мир – это навсегда. Ничего навсегда не бывает, теперь-то я в этом убедилась. Но мы поняли тогда одно: в жизни любимого нами обеими мужчины мы играем разные роли. Но от этого не становимся для него менее важными и нужными. Жена никогда не заменить мать, но и матери не стать женой для сына. Это нужно принимать, как должное, и учиться искать компромисс.

В моем случае свекровь сама сделала первый шаг. А я лишь ответила ей взаимностью. Но я точно могу сказать, что иметь во врагах мать любимого мужа нельзя. Иногда эти женщины бывают невыносимы, относятся к нам предвзято, но нужно как-то искать точки соприкосновения. Свекровь запросто может разрушить семью, как это было в нашем случае. Но если мы с ней станем союзниками, то именно она поможет эту семью сохранить.

Прочитано 298 раз Последнее изменение Среда, 16 августа 2017 10:39
Твитнуть